Кт диагностика рака почки

Рак почки

Рак почки

Рак почки составляет 2-3% от всех онкологических заболеваний, а во взрослой урологии занимает 3-е место после рака простаты и рака мочевого пузыря. Преимущественно рак почки выявляется у пациентов 40-60 лет, при этом у мужчин статистически в 2-3 раза чаще, чем у женщин. Согласно современным воззрениям, рак почки является полиэтиологическим заболеванием; его развитие может быть вызвано самыми различными факторами и воздействиями: генетическими, гормональными, химическими, иммунологическими, лучевыми и т. д.

Причины рака почки

По современным данным, на заболеваемость раком почки влияет целый ряд факторов. При почечно-клеточном раке у больных выявлен определенный тип мутаций — транслокация 3-ей и 11-ой хромосом, а также доказана возможность наследования предрасположенности к возникновению опухолевого процесса (болезнь Гиппеля-Линдау ). Причиной роста всех злокачественных опухолей, в том числе и рака почки, является недостаточность противоопухолевой иммунной защиты (включая ферменты репарации ДНК, антионкогены, естественные киллерные клетки).

Табакокурение, злоупотребление жирной пищей, неконтролируемый прием анальгетиков, диуретических и гормональных препаратов значительно повышают риск заболеваемости раком почек. К возникновению рака почки могут приводить хроническая почечная недостаточность и регулярное проведение гемодиализа, поликистоз почек. нефросклероз, развивающийся на фоне сахарного диабета. артериальной гипертензии. нефролитиаза. хронического пиелонефрита .

Рак почек может быть спровоцирован химическим воздействием на организм (при контакте с канцерогенами — нитрозаминами, циклическими углеводородами, асбестом и др.), а также радиационным излучением. Возможно развитие рака почки после ранее перенесенной травмы органа.

Классификация рака почки

Морфологические варианты рака почки крайне вариабельны, что объясняет наличие нескольких гистологических классификаций. Согласно гистологической классификации, принятой ВОЗ, к основным видам злокачественных опухолей почки относят:

Международная TNM-классификация 1997 г. является общей для различных видов рака почки (T — размер первичной опухоли; N – распространенность на лимфатические узлы; M – метастазы в органы-мишени).

  • T1 – опухолевый узел менее 7 см, локализация ограничена почкой
  • Т1a – размер опухолевого узла до 4 см
  • Т1b – размер опухолевого узла от 4 до 7 см
  • T2 – опухолевый узел более 7 см, локализация ограничена почкой
  • Т3 – опухолевый узел прорастает в околопочечную клетчатку, надпочечник, вены, однако инвазия ограничена фасцией Герота
  • Т3а – инвазия паранефральной клетчатки или надпочечника в границах фасции Герота
  • Т3b – прорастание почечной или нижней полой вены ниже диафрагмы
  • T3c – прорастание нижней полой вены выше диафрагмы
  • Т4 – распространение опухоли за пределы почечной капсулы с поражением прилегающих структур и органов-мишеней.
  • По наличию/отсутствию метастатических узлов при раке почке принято различать стадии:

    • N0 — признаки поражения лимфоузлов не выявляются
    • N1 — выявляется метастаз рака почки в единичном регионарном лимфоузле
    • N2 — выявляются метастазы рака почки в нескольких регионарных лимфоузлах
    • По наличию/отсутствию отдаленных метастазов рака почке выделяют стадии:

    • М0 — отдаленные метастазы в органах мишенях не выявляются
    • М1 — выявляются отдаленные метастазы, как правило, в легких, печени или костях.
    • Симптомы рака почки

      Рак почки при небольших размерах опухоли может протекать бессимптомно. Возникающие у пациентов проявления рака почки отличаются разнообразием, среди них выделяют ренальные и экстраренальные симптомы. К ренальным признакам рака почки относится триада: наличие крови в моче (гематурия), боль в области поясницы и пальпаторно определяемое образование на стороне поражения. Одновременное появление всех симптомов характерно для больших опухолей при запущенном процессе; на более ранних стадиях выявляются один или реже два признака.

      Гематурия является патогномоничным признаком рака почки, может появляться однократно или периодически уже на ранних этапах заболевания. Гематурия при раке почки может начинаться неожиданно, безболезненно при удовлетворительном общем самочувствии, может быть незначительной (микрогематурия) и тотальной (макрогематурия). Макрогематурия возникает в результате повреждения кровеносных сосудов при прорастании опухоли в почечную паренхиму, сдавлении ею внутрипочечных вен. Выделение с мочой червеобразных кровяных сгустков сопровождается почечными коликами. Выраженная гематурия при запущенном раке почки может привести к анемии, обтурации мочеточника, тампонаде мочевого пузыря кровяными сгустками и острой задержке мочи .

      Боли со стороны поражения являются поздним признаком рака почки. Они носят тупой, ноющий характер и обусловлены сдавлением нервных окончаний при внутренней инвазии опухоли и растяжении почечной капсулы. Рак почки пальпируется в основном на третьей или четвертой стадиях как плотное, бугристое образование.

      К экстраренальным симптомам рака почки относят: паранеопластический синдром (слабость, потерю аппетита и веса, потливость, повышение температуры, артериальную гипертензию), синдром сдавления нижней полой вены (симптоматическое варикоцеле. отеки ног, расширение подкожных вен брюшной стенки, тромбоз глубоких вен нижних конечностей), синдром Штауффера (дисфункцию печени).

      Повышение температуры тела при раке почки длительное, значения чаще субфебрильные, но иногда – высокие фебрильные, могут колебаться от нормальных величин до повышенных. На ранних стадиях рака почки гипертермия обусловлена иммунной реакцией организма на опухолевые антигены, на поздних – процессами некроза и воспаления.

      Многообразные клинические симптомы рака почки могут быть проявлением метастазов опухоли в окружающие ткани и различные органы. Признаками метастазирования рака почки могут быть: кашель, кровохарканье (при поражении легких), болевой синдром, патологические переломы (при костных метастазах), сильная головная боль. усиление неврологической симптоматики, постоянные невралгии и радикулиты (поражение головного мозга), желтуха (при метастазах в печени). Рак почек у детей (болезнь Вильмса) проявляется увеличением размера органа, повышенной утомляемостью, худобой, а также болями разнообразного характера.

      Диагностика рака почки

      В диагностике рака почки применяются общеклинические, лабораторные, ультразвуковые, рентгенологические и радиоизотопные исследования. Обследование у врача-уролога при раке почки включает сбор анамнеза, общий осмотр, пальпацию и перкуссию (симптом Пастернацкого). По результатам общеклинического обследования назначается лабораторная диагностика крови и мочи (общий и биохимический анализы, цитологическое исследование).

      При раке почки выявляются изменения лабораторных показателей крови и мочи: анемия, повышение СОЭ. вторичный эритроцитоз, протеинурия и лейкоцитурия, гиперкальциемия, ферментативные сдвиги (повышение секреции щелочной фосфатазы. лактатдегидрогеназы ). Наблюдается повышенная секреция опухолью различных биологически активных веществ (простагландинов, тромбоксанов, активной формы витамина D ), гормонов (ренина. паратгормона. инсулина. ХГЧ ).

      При подозрении на рак почки выполняется инструментальное исследование: УЗИ почек и органов брюшной полости. радионуклидное сканирование, рентгеноконтрастная урография. ренальная ангиография, КТ почек и МРТ. Обязательно проводится обследование грудной клетки и костей для выявления метастазирования рака почки в легкие и кости таза.

      Первостепенное значение на начальном этапе диагностики рака почки имеет УЗИ. которое при наличии опухоли выявляет деформацию контуров органа, неоднородность эхосигнала из-за присутствия зон некроза и кровоизлияний, резкое поглощение ультразвука самим опухолевым образованием. Под контролем УЗИ выполняют закрытую чрескожную пункционную биопсию почки для забора опухолевого материала для морфологического исследования.

      Радионуклидное сканирование и нефросцинтиграфия позволяют обнаружить очаговые изменения, характерные для рака почки. Из-за различного поглощения гамма-частиц нормальной почечной паренхимой и тканью опухоли создается частичный дефект изображения почечной ткани или его полное отсутствие при тотальном поражении.

      Экскреторная урография и ренальная ангиография проводятся на заключительном этапе диагностики рака почки. Признаками ракового поражения почечной паренхимы при урографии является увеличение размеров почки, деформация ее контуров, дефект наполнения чашечно-лоханочной системы, отклонение верхнего уретерального отдела; по данным ангиограммы почек — увеличение диаметра и смещение магистральной почечной артерии, беспорядочная избыточная васкуляризация опухолевой ткани, неоднородность тени опухоли при ее некрозе. Почечная ангиография при раке почки помогает дифференцировать истинное новообразование от кисты, выявить небольшую опухоль в корковом слое, наличие метастазов в соседних органах и второй почке, опухолевого тромба в почечной вене.

      Рентгеновская КТ или МРТ с контрастным усилением позволяет обнаружить рак почки размером не более 2 см, установить его структуру и локализацию, глубину прорастания паренхимы, инфильтрацию паранефральной клетчатки, опухолевый тромбоз почечной и нижней полой вен. При наличии соответствующих симптомов проводится КТ органов брюшной полости, забрюшинного пространства, костей, легких и головного мозга с целью выявления регионарных и отдаленных метастазов рака почки. Рак почки дифференцируют с солитарной кистой почки. мочекаменной болезнью. гидронефрозом. нефролитиазом, абсцессом и туберкулезом почки. с опухолями надпочечника и внеорганными забрюшинными опухолями .

      Лечение рака почки

      Оперативное лечение является основным и самым эффективным методом в большинстве случаев рака почки, применяется даже при регионарных и отдаленных метастазах и позволяет увеличить срок выживаемости и качество жизни больных. При раке выполняются удаление почки (радикальная и расширенная нефрэктомия ) и резекция почки. Выбор лечебного подхода определяется вариантом рака почки, размером и локализацией опухоли, прогнозируемой выживаемостью больного.

      Резекция почки проводится с целью сохранения органа у пациентов с локальной формой рака и размером опухоли менее 4 см в случае: единственной почки, билатерального опухолевого процесса, нарушения функции второй почки. Во время резекции почки выполняют интраоперационное гистологическое исследование ткани с краев операционной раны на предмет глубины опухолевой инвазии. После резекции существует более высокий риск местного рецидива рака почки .

      Радикальная нефрэктомия является методом выбора на всех стадиях рака почки. Радикальная нефрэктомия предполагает хирургическое иссечение одним блоком почки и всех ближайших образований: околопочечной жировой клетчатки, почечной фасции, надпочечника и регионарных лимфатических узлов. Удаление надпочечника проводится при расположении опухоли в верхнем полюсе почки или обнаружении в нем патологических изменений. Лимфаденэктомия с гистологическим исследованием удаленных узлов помогает установить стадию рака почки и определить его прогноз. При отсутствии метастазов рака почки в лимфатических узлах (по данным УЗИ, КТ) лимфаденэктомия может не проводиться. Выполнение радикальной нефрэктомии при раке единственной почки требует проведения гемодиализа и последующей трансплантации почки .

      При расширенной нефрэктомии иссекаются ткани опухоли, распространившейся на окружающие органы. При врастании опухоли в просвет почечной или нижней полой вен выполняется тромбэктомия; при поражении опухолью сосудистой стенки проводится краевая резекция участка нижней полой вены. В случае распространенного рака почки, кроме нефрэктомии, обязательна хирургическая резекция метастазов в других органах, лимфаденэктомия.

      Артериальная эмболизация опухоли может проводиться в качестве предоперационной подготовки для уменьшения кровопотери при нефрэктомии, как паллиативный метод лечения рака почки у неоперабельных больных или для остановки кровотечения при массивной гематурии. В качестве дополнительного к хирургическому (а у неоперабельных больных — основного) лечения рака почки используются консервативные методы: иммунотерапия, химиотерапия, таргетная терапия.

      Иммунотерапия назначается для стимуляции противоопухолевого иммунитета при распространенном и рецидивном раке почки. Обычно применяют монотерапию интерлейкином-2 или альфа-интерфероном, а также комбинированную иммунотерапию этими препаратами, что позволяет добиться частичной регрессии опухоли (примерно в 20% случаев), длительной полной ремиссии (в 6 % случаев) у пациентов с раком почки. Результативность иммунотерапии зависит от гистотипа рака почки: она выше при светлоклеточном и смешанном раке и чрезвычайно низка при саркоматоидных опухолях. Иммунотерапия неэффективна при наличии метастазов рака почки в головной мозг.

      Таргетная терапия рака почки препаратами сорафениб, сунитиниб, сутент, авастин, нексавар позволяет блокировать фактор роста эндотелия сосудов опухоли (VEGF), что приводит к нарушению ангиогенеза, кровоснабжения и роста опухолевой ткани. Иммунотерапия и таргетная терапия при распространенном раке почки могут назначаться до или после нефрэктомии и резекции метастазов в зависимости от трудноудалимости опухоли и общего состояния здоровья пациента.

      Химиотерапия (препаратами винбластин, 5-фторурацил) при метастатическом и рецидивном раке почки дает минимальный результат из-за перекрестной лекарственной резистентности, проводится обычно в сочетании с иммунотерапией. Лучевая терапия в лечении рака почки не дает необходимого эффекта, применяется только при метастазах в другие органы. При распространенном раке почки с прорастанием окружающих структур, обширными метастазами в лимфоузлы забрюшинного пространства, отдаленными метастазами в легкие и кости возможно проведение только паллиативного или симптоматического лечения.

      Прогноз рака почки

      После проведенного лечения рака почки показано регулярное наблюдение и обследование у онкоуролога. Прогноз рака почки определяется в основном стадией опухолевого процесса. При раннем выявлении опухоли и метастазов рака почки можно надеяться на благоприятный результат лечения: 5-летняя выживаемость больных с Т1 стадией рака почки после нефрэктомии составляет 80-90%. при Т2 стадии 40-50%, при Т3-Т4 стадии прогноз крайне неблагоприятный – 5-20%.

      Профилактика рака почки заключается в соблюдении здорового образа жизни, отказе от вредных привычек, своевременном лечение урологических и других заболеваний.

      Источник: http://www.krasotaimedicina.ru/diseases/zabolevanija_urology/renal-cancer

      ДИАГНОСТИКА РАКА ПОЧКИ: СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

      рак почки

      лучевые методы диагностики

      В настоящее время среди урологических опухолей рак почки занимает третье место после новообразований предстательной железы и мочевого пузыря, а по смертности находится на первом месте [7, 25, 71]. Почечно-клеточный рак (ПКР) — общепринятый в настоящее время термин для обозначения рака, развившегося из эпителия почечных канальцев. ПКР составляет около 3 % от всех злокачественных новообразований у взрослых [43]. По темпам прироста ПКР занимает одно из ведущих мест среди онкоурологических заболеваний. Индивидуальный риск ПКР составляет 0,8-1,4 % в зависимости от пола и наличия факторов риска, а встречаемость ПКР возрастает ежегодно примерно на 2,5 %. Отчасти прирост заболеваемости ПКР связан с широким внедрением объемных методов диагностики (ультразвуковой диагностики, компьютерной и магнитно-резонансной томографии), позволяющих обнаружить даже небольшие, бессимптомные новообразования. Однако частота запущенных форм ПКР продолжает увеличиваться, что указывает на существование и «истинного» прироста заболеваемости [39, 52, 53, 59].

      Типичными для ПКР являются: возрастание показателей заболеваемости с юга на север (наиболее высокие уровни характерны для Скандинавских стран и Северной Америки, а наиболее низкие — для Индии, Китая, стран Центральной и Южной Америки); прямая зависимость от уровня экономического развития страны; в 2-3 раза более высокая заболеваемость среди мужчин; более частая встречаемость у городских жителей по сравнению с сельскими [16, 48, 73].

      Частоту поражения различных групп лимфоузлов определяют особенности лимфооттока от почки. Отличительной чертой метастазирования при почечноклеточном раке является его непредсказуемость. Наличие отдаленных метастазов возможно при одновременно интактных регионарных лимфатических узлах [67]. Как правило, на момент установления диагноза метастазы определяются в 25‒50 % случаев, примерно у половины пациентов болезнь приобретает системный характер в разные сроки после оперативного лечения [35, 24, 27, 58]. При последующем наблюдении больных

      с локализованным или местно-распространенным процессом метастазы возникают у 30 % [52].

      По данным литературы, 5-летняя выживаемость при I стадии почечноклеточного рака (образование ограничено органом) составляет 56-82 %, для II стадии (экстензия в периренальную клетчатку в пределах фасции Герота) — от 43 до 80 %. При этом уровень выживаемости снижается в зависимости от наличия метастазов в лимфоузлах [61, 62].

      Частота выявления метастазов в лимфоузлах нарастает по мере увеличения стадии заболевания [11, 13]. Так, L. Giuliani et al. и соавтор. [47] выявили около 6 % случаев метастазов в лимфоузлы при ограниченном почкой процессе, 46,4 % случаев — при местно-распространенном процессе, 61,9 % — при метастазах в других органах и 66,6 % случаев — при сосудистой инвазии в сочетании с дистантными метастазами.

      Диагностика объемных новообразований почек на ранней стадии по-прежнему остается актуальной задачей. В связи с этим возникла необходимость пересмотреть позиции и широко использовать такие методы визуализации, как ультразвуковая сонография (УЗС), компьютерная томография (КТ), магнитно-резонансная томография (МРТ), рентгенологические методы исследования в алгоритме исследования при подозрении на злокачественные опухоли почек [12, 14, 20, 21, 33].

      Существует мнение, что метастазы наиболее часто локализуются в увеличенных лимфатических узлах. Тем не менее, это нельзя считать абсолютно объективным, поскольку выявляют метастазы и в неувеличенных лимфоузлах. Несмотря на то, что термин «микрометастазы» в настоящее время не имеет диагностического значения, так как их выявляют только при гистологическом исследовании в послеоперационном периоде, о нем необходимо помнить [4, 5].

      Применяя традиционное УЗС в режиме серой шкалы, врач только констатирует наличие объемного образования с описанием его локализации, контура и эхоструктуры. Трудности диагностики во многом обусловлены сходством эхоструктуры доброкачественных и злокачественных новообразований [28, 29, 30]. Чрезвычайно сложна дифференциальная диагностика небольших, диаметром менее 2 см, злокачественных опухолей почки с псевдоопухолевыми структурами паренхимы, с осложненными и мультилокулярными кистами, с узлами псевдорегенераций, с объемными образованиями воспалительного генеза, а также с ангиомиолипомами. Большинство опухолей почек выявляется при УЗС, которое выполняется по поводу других заболеваний — диагностируется 80 % бессимптомных опухолей. Достоинствами метода являются: неинвазивность, информативность, безопасность для пациента и врача, возможность полипозиционного и динамического исследования, относительно невысокая стоимость [5-10, 22, 23, 28].

      В большинстве случаев рак почки представляется в виде узлов средней эхогенности (сходной или несколько усиленной по сравнению с нормальной паренхи-

      мой) [31]. Характерно наличие неоднородного эхосигнала за счет участков некроза, кровоизлияний и кальцификаций. Возможность визуализации опухоли обусловливается ее размерами, локализацией и эхоплотностью. В клинической практике опухоли более 3 см не представляют трудности для эхографической диагностики, новообразования от 1,5 до 3 см выявляются в 80 % случаев, размеры менее 1,5 см ограничивают визуализацию при УЗИ. Наибольшие трудности вызывают небольшие изоэхогенные образования с интрапаренхиматозным расположением. Часто такие опухоли выявляются только при деформации контура почки. В этой ситуации может помочь определение гиперваскуляризации при допплерографии, однако 20-25 % злокачественных опухолей почек гипо- или аваскулярны [64].

      Точность УЗС в выявлении малых очагов (< 3 см) рака почки составляет 79 % по сравнению с 67 % при использовании экскреторной урографии. Дифференциальный диагноз между опухолями менее 3 см в диаметре и ангиомиолипомой невозможен в 32 % случаев. Очаг почечно-клеточного рака при внутривенном введении микропузырьковой контрастирующей субстанции становится более темным, с венчиком светлой псевдокапсулы [49].

      УЗС с применением 2-й тканевой гармоники широко используется в диагностике новообразований почек. С ее помощью удается четко визуализировать не только паренхиматозную опухоль, но и её псевдокапсулу. Данные о ее распространенности имеют исключительную значимость при определении целесообразности органосохраняющего пособия при почечно-клеточном ра-

      ке [63]. Предсказуемость положительного теста допплеровских методик исследования, включающих контрастную эхографию, в диагностике объемных образований почки составляет 93 %, предсказуемость отрицательного теста — 100 %, чувствительность — 100 %, специфичность — 85 % [19, 20]. УЗИ с использованием современных технологий тканевой и второй гармоник, цветового допплеровского и энергетического картирования и динамической эхо-контрастной ангиографии при опухолях паренхимы почек дает показатели чувствительности 100 % при специфичности 92 %, предсказуемости положительного теста 98 % и отрицательного — 100 % [19, 20].

      Известно, что опухоли почки представляют собой новообразования, которые отличаются высокой частотой метастазирования в забрюшинные лимфатические коллекторы. Процент лимфогенного метастазирования, по данным литературы, варьируется от 4 до 43 % [26, 40, 42], однако эти цифры зависят от объема проведенной лимфаденэктомии и тщательности микроскопического исследования [41, 46, 54, 56]. Некоторые авторы предлагают классифицировать лимфоузлы размерами до 1 см как нормальные, от 1 до 2 см — неопределенные и более 2 см — подозрительные. При этом метастазы в увеличенных лимфатических узлах обнаруживаются в 31-42 % случаев [41].

      УЗИ уже доказало свою информативность при выявлении воспалительных и неопластических лимфоаденопатий на шее, в брюшной полости, в конечностях (чувствительность для полостных лимфатических узлов 71-92 %, специфичность 65-94 %, точность — до 90 %). Оно уступает КТ в отображении глубоко расположенных лимфатических узлов забрюшинного пространства и таза. Фиброзные лимфатические узлы при УЗИ не визуализируются. При УЗИ с цветной допплерографией, особенно дополненном контрастированием и трехмерным сбором данных, визуализируются кровеносные сосуды лимфатических узлов (капсулярные и в воротах). Этот метод, отображающий детали ангиоархитектоники, признан лучшим для определения злокачественных лимфоаденопатий в забрюшинных лимфоузлах [34, 38].

      Компьютерная томография (КТ) при ПКР позволяет не только установить диагноз опухоли, но и определить стадию процесса, оценить особенности анатомии сосудистой системы и мочевыводящих путей. Высокая скорость получения изображения и использование болюсного внутривенного введения контрастного вещества (KB) позволяют за одно исследование оценить анатомо-функциональное состояние почек во все четыре фазы контрастирования: артериальную (АФ), кортикомедуллярную (КМФ), нефрографическую (НФ) и экскреторную (ЭФ) [36, 37]. КТ выявляет новообразования почек в 90-97 % случаев, размеры, доступные для диагностики этим методом, ограничиваются 0,5-1,0 см [45, 70]. Почечный рак на КТ визуализируется как объемное образование с гомогенной или неоднородной внутренней структурой, по плотности несколько выше или ниже нормальной паренхимы (±5-10 HU) [65]. При контрастном усилении рак почки в большинстве случаев характеризуется меньшим усилением плотности, чем нормальная паренхима.

      По данным УЗИ и КТ, в абсолютном большинстве случаев можно дифференцировать рак почки и ангиомиолипому (АМЛ). Хорошо очерченная гиперэхогенная структура с интенсивными яркими включениями без дорожки ослабления эхосигнала наиболее характерна для АМЛ, но в 32 % наблюдений при малых размерах образования дифференциальный диагноз, по данным УЗИ, невозможен [51, 60]. Применение КТ ангиографии, венографии, 3D-объемной реконструкции позволяет до операции определить пространственную локализацию, распространенность, сосудистую архитектонику опухоли, состояние нижней полой вены и регионарных лимфатических узлов [44]. Так, по данным Takebayashi S. et al. [66] у 23 из 24 (96 %) пациентов опухоли почек были выявлены в КМФ, в то время как только у 20 (83 %) — в НФ. Авторы объясняют этот факт лишь незначительным контрастированием почечной паренхимы во время КМФ. При этом почечно-клеточная карцинома, которая в 80 % гиперваскулярна, легко дифференцируется от почечной паренхимы [66, 70]. В настоящее время нет единого мнения о том, насколько АФ может заменить прямую ангиографию в оценке сосудистой анатомии почек [5-10, 17, 18, 19, 36, 37, 66].

      Визуализацию лимфатических узлов при КТ регионарных лимфоузлов затрудняет слабое развитие окружающего жира, также для уверенного дифференцирования их от сосудов часто необходимо болюсное контрастирование. Контролируя биопсию лимфоузлов в труднодоступных областях, КТ способствует минимальной инвазивной морфологической верификации диагно-

      за [57]. Метастазы в лимфатические узлы, как и отдалённые метастазы, выявляются при КТ достаточно надёжно. Размер лимфатических узлов в 1,0 см, как пограничный для метастазов, может дать как ложноположительные (от 3 до 43 %) так и ложноотрицательные результаты, если лимфатические узлы не увеличены, но имеется их микроскопическая инвазия [72].

      Метастатическое поражение регионарных лимфатических узлов и печени с размерами образования более 0,5 см также может быть заподозрено при УЗИ и достоверно подтверждено на КТ. Считается, что увеличение лимфатических узлов более 2 см специфично для метастатического поражения, но это должно быть подтверждено морфологически, после их хирургического удаления [44].

      Таким образом, квалифицированное использование КТ несколько расширяет функциональные возможности диагностики ПКР и лимфоколлекторов почки по сравнению с УЗИ.

      Магнитно-резонансная томография лимфатических коллекторов почки в рутинной практике не используется. Метод рекомендован к применению как первичный в случае локального распространения опухоли, определения ее инвазии в соседние анатомические структуры и при наличии подозрений на опухолевый тромб в почечной или нижней полой вене, а также в тех случаях, когда применение КТ невозможно (аллергическая реакция на контрастное вещество, почечная недостаточность) [1, 2, 69]. КТ и МРТ обладают низкой чувствительностью в определении прорастания опухоли в параренальную клетчатку и вовлечения ипсилатерального надпочечника; поэтому до операции достаточно трудно выделить опухоли в стадии Т3а [68]. На сегодняшний день МРТ является методом выбора в диагностике опухолевого тромба и определения его верхней границы. Противопоказаниями к проведению МРТ являются клаустрофобия, наличие у больного пейсмекера, металлических протезов, хирургических металлических скрепок. Дополнительным ограничением является высокая стоимость метода [3, 15, 32]. Появление принципиально нового контрастного препарата для МРТ, содержащего ферумокстран-10, позволяет сегодня почти со 100 %-й эффективностью обнаруживать метастазы онкологических поражений мочеполовой системы в лимфатические узлы размером > 3 мм. Данное вещество состоит из микрочастиц оксида железа, который не накапливается лимфоидной тканью, пораженной опухолью [44, 50, 55]. При МРТ лимфатические узлы также хорошо выделяются на фоне окружающего жира; дифференцировать их от сосудов часто удается и без внутривенного контрастирования. Фиброзные лимфатические узлы можно отличить от воспалительных и неопластических.

      МРТ предпочтительнее КТ в следующих случаях: повышенный риск применения йодсодержащих контрастных веществ; трудности дифференцирования от сосудов при недоступности болюсного контрастирования [45, 54, 56].

      При МРТ увеличенные лимфоузлы представлены объемными образованиями округлой формы, расположенными по ходу аорты, нижней полой вены и магистральных почечных сосудов. На Т1-ВИ они имеют среднюю интенсивность сигнала, как правило, однородной структуры. Увеличенные ретро-перитонеальные лимфоузлы хорошо дифференцируются от соседних расширенных коллатеральных венозных сосудов. На Т2-ВИ лимфоузлы имеют среднюю или низкую интенсивность сигнала. При этом у лимфоузлов размерами более 2 см в диаметре наблюдается ободок сигнала низкой интенсивности вокруг узла, что позволяет четко отличить последний от окружающих тканей и соседних увеличенных лимфатических структур. Порой лимфатические узлы представляют собой обширный конгломерат с неровными контурами и неоднородной структурой [2, 3, 54, 60, 72].

      Вместе с тем характеристики МР-сигнала не позволяют четко отличить неопластическую лимфаденопатию от доброкачественной. Неспецифически измененные лимфоузлы обладают теми же признаками, что и метастазы в лимфоузлах. Основным отличием являются только размеры лимфоузлов. Главная причина этого — физиологические артефакты, связанные с дыханием и перистальтикой кишечника. Одной из причин ложноположительных заключений являются многоузловые опухоли. При этом иногда неопластические узлы ошибочно принимаются за лимфоузел. Суммарные показатели информативности МРТ в исследовании забрюшинной лимфаденопатии при раке почки составляют: точность — 93,5 %, чувствительность — 90,6 %, специфич-

      ность — 94,7 % [32].

      По мнению ряда авторов [1-3], УЗИ с последующей МРТ является оптимальным и достаточным набором диагностических методов как для определения характера объемных новообразований в почках, так и для уточнения степени местной и регионарной распространенности опухолевого процесса.

      Таким образом, в настоящее время сочетание таких современных диагностических методов, как УЗИ, КТ и МРТ позволяет адекватно определять объем и/или целесообразность хирургических вмешательств и сократить период предоперационного обследования пациентов.

      Список литература

      1. Айрапетова Г.Д. Лукьянченко А.Б. Матвеев В.Б. Возможности магнитно-резонансной томографии в диагностике кистозных форм рака почки // Медицинская визуализация. — 2006. — № 5. — С. 61-67.
      2. Айрапетова Г.Д. Лукьянченко А.Б. Матвеев В.Б. Возможности МРТ в диагностике венозного тромбоза при злокачественных опухолях почек // Материалы IV съезда онкологов и радиологов СНГ 28.09-01. 10.2006. — Баку, 2006. — С. 71.
      3. Айрапетова Г.Д. Лукьянченко А.Б. Матвеев В.Б. Магнитно-резонансная томография в диагностике почечно-клеточного рака // Вестник онкологии. — 2007. — № 1. -С. 26-31.
      4. Аль-Шюкри С.X. Опухоли мочеполовых органов. — СПб, 2000. — 320 с.
      5. Аляев Ю.Г, Крапивин А.А. Локализованный и местно-распространенный рак почки: нефрэктомия или резекция? // Онкоурология. — 2005. — №1. — С. 10-15.
      6. Аляев Ю.Г. Диагностика и лечение опухоли почки. // Пленум Всероссийского общества урологов. Тез. докл. — Кемерово, 1995.
      7. Аляев Ю. Г. Амосов А.В. Газимиев М.А. Ультразвуковые методы функциональной диагностики в урологической практике. — М. 2001. — 192 с.
      8. Аляев Ю.Г. Крапивин А.А. Резекция почки при раке. — М. Медицина. — 2001. — 223 с.
      9. Аляев Ю.Г. Крапивин А.А. АльАгбар Н.И. Маленькая опухоль почки // Урология. — 2002. — №2. — С. 3-7.
      10. Аляев Ю.Г. Крапивин А.А. Григорьев Н.А. Особенности диагностики новообразования почки до 4 см // Медицинская визуализация. — 2003. — №2. — С. 33-38.
      11. Варламов С.А. Оптимизация лечения местно-распространенного рака почки: автореф. дис. д-ра мед. наук. — Барнаул, 2008. — 36 с.
      12. Комплексное лечение местно-распрастраненного рака почки / С.А. Варламов, Я.Н. Шойхет, Н.М. Пустошилова, А.Ф. Лазарев // Онкоурология. — 2007. — №1. — С. 25-30.
      13. Велиев Е.И. Богданов А.Б. Особенности метастазирования рака почки, хирургическое лечение рецидивов и метастазов // Практическая онкология. — 2006. — Т. 6, №3. — С. 167-171
      14. Вельшер Л.3. Поляков Б.И. Петерсон С.Б. Клиническая онкология: Избранные лекции. — М. ГЭОТАР-Медиа, 2009. — С. 404-423.
      15. Григорьев Н.А. Диагностика урологических заболеваний с использованием магнитно-резонансной томографии: дис. д-ра мед. наук. — М. 2004. — 38 с.
      16. Журкина О.В. Эндогенные факторы риска рака почки // Урология. — 2008. — №4. — С. 54-56.
      17. Закиров Р.X. Камалов И.И. Галеев Р.X. СКТ в дифференциальной диагностике доброкачественных и злокачественных образований почек // Достижения и перспективы лучевой диагностики: материалы Всероссийского научного форума. — М. 2004. — С. 69-70.
      18. Зубарев А.В. Гажонова В.Е. Зайцева Е.В. и др. Диагностические возможности магнитно-резонансной, ультразвуковой и рентгенографии при исследовании сосудов почек // Медицинская везуализация. — 2003. — № 1. — С. 106-119.
      19. Зубарев А.В. Козлов В.П. Насникова И.Ю. и др. Новые допплеровские методики в диагностике объемных образований почек // Кремлевская медицина. Клинический вестник. — 1999. — № 2.
      20. Зубарев А.В. Насникова И.Ю. Козлов В.П. Современная ультразвуковая диагностика объёмных образований почек // 3-й съезд Российской Ассоциации специалистов ультразвуковой диагностики в медицине: тезисы докладов, 25-28 октября 1999 г. — М. 1999 — С. 117.
      21. Имянитов Е.Н. Эпидемиология и биология опухолей почки // Практическая онкология. — 2005. — Т. 6, № 3. — С. 137-140.
      22. Каприн А. Д. Фомин Д. К. Яцык С.П. и др. Функция почки после радикальной нефрэктомии // Урология. — 2008. — №2. — С. 29-32.
      23. Лопаткин Н.А. Козлов В.П. Гришин М.А. Рак почки: нефрэктомия или резекция? // Урол. и нефрол. — 1992. — № 4-6. — С. 3-5.
      24. Злокачественные опухоли паренхимы почки / Н.А. Лопаткин, В.П. Козлов, М.А. Гришин, В.Н. Суриков // Кремлевская медицина. — 1999. — №1. — С. 44-46.
      25. Мавричев А.С. Почечно-клеточный рак. — Минск: БелНЦМИ, 1996. — С.296.
      26. Матвеев В.Б. Клиника, диагностика и стадирование рака почки // Клиническая онкоурология; под ред. Б.П. Матвеева. — М. Вердана, 2003. — С. 39-45
      27. Матвеев В.Б. Сорокин К.В. Ангиомиолипома почки: диагностика и лечение // Онкоурология. — 2006. — №2. — С. 14-21.
      28. Минько Б.А. Диагностические возможности современных ультразвуковых методик в онкоурологии и онкогинекологии // Медицинский журнал «SonoAce-Ultrasound». — 2006. — №15.
      29. Комплексное ультразвуковое исследование больных раком почки при малоинвазивных хирургических вмешательствах / Б.А. Минько, Д.Г. Прохоров, М.И. Школьник и др. // Медицинский журнал «SonoAce-Ultrasound». — 2008. — №18.
      30. Митина Л.А. Казакевич В.И. Степанов С.О. Ультразвуковая онкоурология / под ред. В.И. Чисова, И.Г. Русакова. — М. Медиа Сфера, 2005. — 182 с.
      31. Надарейшвили А.К. Диагностические возможности ультразвукового исследования у больных опухолью почки // 1-й съезд Ассоциации специалистов ультразвуковой диагностики в медицине: Тезисы докладов. — М. 22-25 октября 1991. — С. 121.
      32. Переверзев А.С. Щукин Ю.А. Роль МРТ в диагностике забрюшинной лимфаденопатии при ангиолипоме и раке почки // Онкология. — 2000. — Т. 2, № 4.
      33. Петричко М.И. Миллер А.М, Глазун Л.О. Особенности клиники, диагностики и лечения опухолей почек в современных условиях // Дальневосточный мед. журн. — 2000. — № 4. — С. 14-18.
      34. Степанов В.Н. Теодорович О.В. Денискова М.В. Место цветового допплеровского картирования в диагностике опухоли почки // Актуальные вопросы лечения онкоурологических заболеваний: материалы 3-й Всероссийской научной конференции с участием стран СНГ. — М. 1999.
      35. Трапезников Н.Н. Аксель Е.М. Заболеваемость злокачественными новообразованиями и смертность от них населения стран СНГ в 1997 г. — М. 1997.
      36. Фёдоров В.В. Кармазановский Г.Г. Гузеева Е.Б. Хирургическое моделирование на основе данных компьютерной томографии. — М. Видар; 2003.
      37. Харченко В.П. Каприн А.Д. Ананьев А.П. Значение ангиографии в диагностике рака почки // Вестник рентгенологии и радиологии. — 2001. — № 1. — С. 50-54.
      38. Чалый М.Е. Оценка кровообращения при объемных образованиях почки с применением цветной эходопплерографии: автореф. дис. канд. мед. наук. — М. 1999. — 24 с.
      39. Чиссов В.И. Старинский В.В. Злокачественные заболевания в России в 2003 г. — М. 2005. — № 98-99. — С. 195-196.
      40. Юдин А.Л. Афанасьева Н.И. Смирнов И.В. Ультразвуковая лучевая диагностика и лечение кистовидных образований почек // Радиология-практика. — 2002. — №1. — С. 25-31.
      41. Belldegrun A. de Kernion J.B. Renal tumors. In: Campbell // Urology, Philadelphia: W. B. Saunders. Co. — 1998. — Vol. 3, № 76. — P. 2283-2325.
      42. Birendra Josbi Визуализация объемных образований почек // Sono Асе-International. — 1999. — №4.
      43. Boring N. Squires T.S. Tong T. Cancer Statistics: 1994 // CA Cancer J. Clin. — 1994. — Vol. 44, № 7. — P. 126.
      44. Catherin R. Xavier В. Sofiane el Ghali. Imaging in renal cell cancer // EUA Update Series. — 2003. — Vol. 1. — P. 209-214.
      45. Choyke P. L. Detection anc staging of renal cancer // Magn. Reson. Imaging. Clin. North. Amer. — 1997. — Vol. 5. — P. 297.
      46. Gettman M.Т. Blute M.L. Iocca A.J. Significance of the 1997 // TNM staging system for pathologic classification of renal cell carcinoma. — J. Urol. — 1999. — Vol. 161, № 193. — P. 735.
      47. Giuliani L. Martoana G. Giberti C. Results of radical nephrectomy with extensive lymfadenectomy for renal cell carcinoma // J. Urol. — 1983. — Vol. 130. — P. 664.
      48. GLOBOCAN 2000: Cancer Incidence, Mortality and Prevalence Worldwide // IARC Cancer. Base — Lyon: IARC. Press, 2001. — № 5.
      49. Halpern E. J. Contrast-enhanced ultrasound imaging of prostate cancer // Rev. Urol. — 2006. — Vol. 8, № 1. — P. 29-37.
      50. Harisinghani M.G. Saksena M.A. Hahn P.F. Ferumoxtran — 10 — enhanced MR lymphangiography: does contrast-enhanced imaging alone suffice for accurate lymph node characterization? // AJR Am J. Roentgenol. — 2006. — Vol. 186, №1. — P. 144-148.
      51. Henderson R.J. Germany R. Peavy P.W. Fat density in renal cell carcinoma // Demonstration with computerized tomography. — J. Urol. — 1997. — Vol. 157. — P. 1347-1348.
      52. Jemal A. Murray Т. Samuels A. Cancer statistics 2003 // CA Cancer J. Clin. — 2003. — Vol. 53. — P. 5-26.
      53. Jemal A. Seigel R. Ward E. et al. Cancer statistics // CA Cancer J Clin. — 2007. Vol. 57. — P. 43-66.
      54. Kabala J. Gillatt D. Persad R. Magnetic resonance imaging in the staging of the renal carcinoma // Br. J. Radiol. — 1991. — Vol.64. — P. 683-169.
      55. Kemper J. Sinkus R. Lorenzen M.R. Elastography of the prostate: initial in-vivo application // Rofo. — 2004. — Vol. 176, №8. — P. 1094-1099.
      56. Kramer L.A. Magnetic resonance imaging of renal masses // World. J. Urol. — 1998. — Vol. 16. — P. 22-28.
      57. Leibovich B.C, Blute M.L. Lymph node dissection in the management -of renal cell carcinoma // Urol Clin North Am. — 2008. — Vol.35, №4. — P. 673-678.
      58. Lineban W.M. Zbar Q. Focus on kidtsiy cancer // Cancer cell. — 2004. — Vol. 6. — P. 223-228.
      59. Lokich J. Harrisin J.H. Renal cell carcinoma: Natural history and chemotherapeutic experience // J. Urol. — 1975. — Vol. 114. — P. 371-374.
      60. McCleannan B.L. Deyoe L.A. The imaging evaluation of renal cell carcinoma, diagnosis and staging // Radiol. Clin. North. Amer. — 1994. — Vol. 32. — P. 55-69.
      61. Middleton R.G. Surgery for metastatic renal cell carcinoma // L. Yrol. — 1967. — Vol. 97. — P. 973.
      62. Motzer R.J. Bander N.H. Nanus D.M. Renal-cell carcinoma // New Engl. J. Med. — 1996. — P. 335-865.
      63. Neri E. Boraschi P. Caramella D. MR virtual endoscopy of the upper urinary tract // AJR. Am. J. Roentgeno. — 2000. — Vol. 175, № 6. — P. 1697-1702.
      64. Novick A.C, Campbell S.С. Renal tumors. Campbell,s Urology / Ed. Walsh P.C, Retik А.В. Vaughan E.D. // Philadelphia. Saunders. — 2002. — P. 2672-2731.
      65. Pannu H.K. Fishman E.K. Multidetector computed tomographic evaluation of the renal artery // Abdom. Imaging. — 2002. — Vol. 27. — P. 611-619.
      66. Roy C. Tuchman C. Morel M. Is there still a place for angiography in the management of renal mass lesions? // Eur. Radiol. — 1999. — Vol. 9, №2. — P. 329-335.
      67. Saitob N. Nakayama K. Hida M. Metastatic process and a potential indication of treatment from metastatic lesions of renal carcinoma // J. Urol. — 1982. ‒ Vol. 128. — P. 916-921.
      68. Seaman E. Association of radionuclide bone scan and serum alkaline phosphatase in patients with metastatic renal cell carcinoma // Urology. — 1996. — Vol. 48. — P. 692-695.
      69. Szolar D.H. Zebedin D. Unger B. Radiologic staging of renal cell carcinoma // Radiologe. — 1999. — Vol. 39. — P. 584-590.
      70. Takebayashi S. Hidai H. Chiba T. Using helical CT to evaluate renal cell carcinoma in patients undergoing hemodialysis // Value of early enhanced images. AJR. — 1999. — Vol. 172. — P. 429-433.
      71. Yagi Т. Tanaka N. Infection and rejection // Nippon. Geka. Gakkai. Zasshi. — 2002. — Vol. 103, № 5. — P. 428-434.
      72. Zagoria R.J. Bechtold R.E. Dyer R.B. Staging of renal adenocarcinoma: role of various imaging procedures // AJR. — 1995. — Vol. 164. — P. 363-370.
      73. Zincke H. A protocol for performing extended lymph node dissection using primary tumor pathological features for patients treated with radical nephrec-tomy for clear cell renal cell carcinoma // J Urol. — 2004. — Vol. 172. — P. 465-469.
      74. Жаров А.В. д.м.н. профессор кафедры, онкологии и радиологии ГОУ ВПО УГМАДО, г. Челябинск;

        Важенин А.В. д.м.н. профессор, член-корреспондент РАМН, заведующий кафедрой лучевой диагностики и лучевой терапии ЧГМА, г. Челябинск.

        Библиографическая ссылка

        Ховари Л.Ф. Шаназаров Н.А. ДИАГНОСТИКА РАКА ПОЧКИ: СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ // Фундаментальные исследования. – 2011. – № 7. – С. 256-261;

        URL: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=26770 (дата обращения: 29.03.2018).

        Источник: http://www.fundamental-research.ru/ru/article/view?id=26770

        Рак почки. Почечно-клеточный рак (ПКР)

        Первичные опухли почек. Этиология и патогенез. Патологическая анатомия. Варианты рака почки. Клиническая картина. Диагностика почечно-клеточного рака (ПКР). Лечение рака почки. Классификация.

        Первичные опухли почек

        Среди первичных опухолей почек необходимо различать

      75. почечно-клеточный рак (ПКР). развивающийся из эпителия канальцев и собирательных трубочек почки, и
      76. злокачественные опухоли собирательной системы почки (почечной лоханки и чашечек). представленные, главным образом, переходноклеточным раком.

    Почечно-клеточный рак (ПКР) составляет примерно 2—3% от всех злокачественных новообразований. Мужчины болеют в 1,5 раза чаще, чем женщины. Также чаще ПКР развивается у городского населения по сравнению с сельским. ПКР встречается преимущественно у людей в возрастном промежутке от 50 до 70 лет, на может наблюдаться у подростков и детей раннего возраста.

    Заболеваемость ПКР в мире постепенно увеличивается, этот рост приблизительно составляет 1,5—5,9% в год. Кроме того, в большинстве стран мира отмечается некоторое увеличение выживаемости при этой патологии. Считается, что основной причиной роста числа случаев заболевания и улучшения прогноза при ПКР является широкое использование ультразвуковых методов диагностики, которое отмечается в последние десятилетия. Это приводит к раннему выявлению бессимптомных форм ПКР. В настоящее время 25-40% всех случаев ПКР обнаруживается случайно. Тем не менее около 25% больных уже имеют метастазы при первичном обращении, а после хирургического лечения локализованных и местно-распространенных форм почечно-клеточного рака у половины больных развиваются отдаленные метастазы.

    Рак почки был впервые описан Кёнигом (G. Konig) в 1826 г. Впоследствии в 1855 г. Робин (С.Р. Robin) и в 1867 г. Вальдейер (W. Waldeyer) пришли к выводу, что источником ПКР является эпителий канальцев почки. В 1883 г. Гравитц (P. Grawitz), заметив, что богатые липидами клетки ПКР похожи на клетки надпочечника, сделал вывод, что опухоли почки берут свое начало из остатков ткани надпочечника. Это принципиально неправильное предположение привело к использованию термина «гипернефрома » для обозначения этих опухолей. Кроме того, синонимами ПКР являются «опухоль Гравитца» и «аденокарцинома почки».

    Отличительные черты ПКР от других злокачественных опухолей — непредсказуемое течение, частое развитие паранеопластических синдромов, резистентность к лучевой и химиотерапии и возможность воздействия иммунотерапией. При ПКР описаны случаи длительного, десятками лет стабильного течения метастатического процесса, относительно часто наблюдаются случаи спонтанных регрессий метастазов без какого-либо лечения.

    Этиология и патогенез

    Выявлено большое число потенциальных этиологических факторов, способствующих появлению ПКР (вирусные инфекции, химические и производственные вредности, особенности питания). Однако в эпидемиологических исследованиях не показано значительного влияния этих факторов на ПКР. Одним из наиболее доказанных факторов риска ПКР является курение табака.

    У курящих риск заболеть Почечно-клеточным раком (ПКР) увеличивается в 1,4—2,3 раза по сравнению с некурящими. Ожирение, особенно у женщин, и злоупотребление анальгетиками фенацетинового ряда связано с увеличением заболеваемости ПКР. Что касается влияния профессиональных факторов, то риск этого заболевания повышен у рабочих металлургической промышленности, кожевенного производства и у тех, кто работает с асбестом и кадмием.

    Необходимо подчеркнуть, что влияние указанных выше факторов не очень большое и показано не во всех исследованиях. У пациентов с терминальной стадией хронической почечной недостаточности, длительно находящихся на хроническом гемодиализе, в 35—47% случаев почки подвергаются кистозной дегенерации. В эпителии, выстилающем эти кисты, Почечно-клеточный рак (ПКР) развивается примерно в 30 раз чаще, чем у здоровых людей. Кроме этого, известны генетические факторы в развитии ПКР, проявляющиеся в случаях семейного рака почки. К ним относятся синдром фон Гиппель-Линдау, семейный папиллярный рак почки и семейный светлоклеточный ПКР. В этих случаях характерны развитие заболевания в молодом возрасте, билатеральное поражение почек и мультицентрический рост опухолей. При изучении первых двух форм семейного рака почки была выяснена роль генетических факторов в развитии ПКР.

    Синдром фон Гиппель-Линдау (ФГЛ) — наиболее частая форма семейного ПКР, наследуемая аутосомно-доминантным путем. Типичные проявления этого синдрома — развитие светлоклеточного варианта ПКР, кист почек, феохромоцитом, ангиом сетчатки, гемангиобластом головного и спинного мозга, кист и рака поджелудочной железы. Генетические исследования показали, что причиной этого заболевания является мутация гена, находящегося на коротком плече 3-й хромосомы. Оказалось, что обнаруженный ФГЛ-ген относится к группе генов- супрессоров и кодирует синтез внутриклеточного белка, играющего важную роль в регуляции клеточного ответа на различные повреждающие факторы, такие, как гипоксия и голодание. Было показано, что мутация ФГЛ-гена присутствует в 25% спорадических светлоклеточных ПКР.

    Семейный папиллярный рак почки не связан с мутацией ФГЛ-гена. Исследования, проведенные в Национальном институте рака США, показали, что ответственным за эту форму рака почки является активация протоонкогена МЕТ, находящегося на длинном плече 7-й хромосомы. Такие же изменения наблюдаются и в случаях спорадического папиллярного ПКР.

    Патологическая анатомия

    Макроскопически опухоли почки чаще всего имеют округлую форму и размеры от нескольких миллиметров до десятков сантиметров, иногда занимают половину брюшной полости. Распад и кистозная дегенерация опухоли наблюдаются в 10—25% случаев, в 10—20% случаев в опухоли выявляются кальцификаты, располагающиеся в толще опухоли в отличие от кист, где кальцификаты находятся на периферии. Опухоли почки обычно растут медленно, сдавливая окружающую паренхиму, что приводит к образованию псевдокапсулы, и растягивая фиброзную капсулу почки. Прорастание капсулы почки свидетельствует о более неблагоприятном прогнозе и отражает агрессивный характер опухоли.

    При ПКР прорастание фасции Герота встречается очень редко, только в случаях высокозлокачественных опухолей. При этом опухоль может врастать в поясничные мышцы, соседние органы (печень, селезенку, поджелудочную железу, кишечник), тела позвонков и боковую стенку живота. Уникальной чертой рака почки является его склонность к распространению по крупным венам в виде опухолевого тромба, что наблюдается в 10% случаев. Опухолевый тромб обычно заполняет просвет вены, не врастая в ее стенку (флотирующий тромб), распространяется по току крови из почечной вены в нижнюю полую и может достигать правых отделов сердца и даже легочной артерии. Двусторонние опухоли почек встречаются в 2—4% случаев. У 10—20% больных ПКР отмечается мультицентрический рост опухоли, чаще всего при папиллярном гистологическом варианте и наследственных формах рака почки.

    В 1993 г. на смену прежней классификации ПКР, разделяющей опухоли на четыре типа — светлоклеточный, зернистоклеточный (темноклеточный), тубулопапиллярный и веретеноклеточный (саркоматозный), пришла новая классификация, основанная на достижениях молекулярно-генетических исследований и изучении наследственных форм ПКР.

    В соответствии с современными взглядами существует пять вариантов рака почки:

  • светлоклеточный (типичный),
  • папиллярный,
  • хромофобный,
  • рак собирательных трубочек и
  • неклассифицируемый ПКР.
  • Саркоматозный рак почки представляет собой низкодифференцированный вариант других гистологических типов.

    Варианты рака почки

    Светлоклеточный (типичный) рак почки

    Светлоклеточный (типичный) рак почки составляет 70— 80% от всех ПКР. На разрезе эти опухоли имеют характерный желтоватый цвет, что отражает высокое содержание липидов в их клетках. Эти опухоли богаты сосудами (гиперваскулярные). При таком варианте рака почки в генотипе опухолевых клеток выявляется патология 3-й хромосомы или мутация ФГЛ-гена.

    Папиллярный Почечно-клеточный рак (ПКР)

    Папиллярный ПКР встречается в 10—15% случаев. Прогноз при этой форме ПКР относительно благоприятный. В прошлом мелкие папиллярные опухоли почки часто классифицировались как аденомы почки. Для этих опухолей характерен мультицентрический рост (до 40%) и слабое кровоснабжение (гиповаскулярная картина на ангиограмме). Частыми генетическими нарушениями при этой форме рака почки является трисомия 7-й и 17-й хромосом, потеря ?-хромосомы и активация МЕТ-протоонкогена на 7-й хромосоме.

    Хромофобный Почечно-клеточный рак (ПКР)

    Хромофобный ПКР, по-видимому, развивается из коркового отдела собирательных трубочек. Этот вариант ПКР встречается в 4—5% случаев. При электронной микроскопии в цитоплазме клеток выявляется множество пузырьков, содержащих мукополисахариды, что делает клетки опухоли хромофобными. Прогностическое значение этого варианта ПКР еще точно не определено.

    Рак собирательных трубочек

    Рак собирательных трубочек (Беллини) встречается менее чем в 1% случаев от всех ПКР преимущественно в молодом возрасте. Эти опухоли развиваются из мозгового слоя почки, часто диагноз устанавливается в запущенных стадиях. Опухоли плохо поддаются лечению, что делает прогноз при такой форме ПКР неблагоприятным.

    Неклассифицируемые случаи рака почки

    Неклассифицируемые случаи рака почки, которые невозможно отнести к какому-либо типу, представляют еще не изученные варианты ПКР. Среди доброкачественных опухолей почки чаще всего встречается онкоцитома, аденома и ангиомиолипома почки.

    Онкоцитома (эозинофильная аденома) почки

    Онкоцитома (эозинофильная аденома) почки составляет от 3 до 7% всех опухолей почки. Онкоцитома представляет собой округлую, хорошо ограниченную опухоль, микроскопически состоящую из эозинофильных клеток, что обусловлено большим содержанием в них митохондрий. В центре опухоли часто обнаруживается звездчатый рубец, при ангиографии выявляют радиальный ход артерий в опухоли, что делают ее похожей на колесо со спицами. Несмотря на хороший прогноз и доброкачественное течение онкоцитомы, иногда отмечаются клеточная атипия и прорастание капсулы почки. К сожалению, не существует надежных методов постановки диагноза онкоцитомы до операции, поэтому большинство урологов придерживаются агрессивной хирургической тактики при подозрении на это заболевание.

    Мелкие аденомы почки

    Мелкие аденомы почки обнаруживаются на вскрытии в 7— 23% случаев. Чаще всего аденомы небольших размеров, хорошо ограничены, гомогенны по клеточным характеристикам, с папиллярной или тубулопапиллярной структурой. В настоящее время большинство морфологов согласны во мнении, что надежных морфологических и иммуногистохимических критериев, позволяющих четко дифференцировать аденому и рак почки, не существует. Ранее считалось, что критерием доброкачественности опухоли является ее размер менее 3 см, однако впоследствии было показано, что до 5% таких опухолей может метастазировать. Таким образом, диагноз аденомы почки является на сегодняшний день спорным. Большинство специалистов сходятся во мнении, что любая солидная эпителиальная опухоль почки потенциально злокачественна и у компенсированных больных должна лечиться хирургически.

    Ангиомиолипома (AMJI) почки

    Ангиомиолипома (AMJI) почки — доброкачественная опухоль, состоящая из зрелой жировой, гладкомышечной тканей и сосудов. АМЛ встречается у 0,3% населения, чаще у женщин. В 20% случаев АМЛ выявляют у больных туберозным склерозом — наследственным заболеванием, характеризующимся слабоумием, эпилепсией, аденомами сальных желез и частым развитием множественных АМЛ почек. АМЛ имеет характерную рентгенологическую картину, заключающуюся в присутствии в опухоли участков жировой плотности на КТ. Такая картина почти патогномонична для АМЛ, хотя участки жира описаны и при раке почки в нескольких случаях. При ультразвуковом исследовании опухоль гиперэхогенна и дает акустическую тень. Течение АМЛ доброкачественное, характеризуется медленным ростом. Однако оно может осложняться спонтанным разрывом опухоли и забрюшинным кровотечением, в ряде случаев приводящим к геморрагическому шоку и смерти. Для определения показаний к лечению АМЛ необходимо учитывать тот факт, что небольшие опухоли (менее 4 см в наибольшем измерении) растут медленно и редко приводят к кровотечению, в то время как опухоли более 4 см растут быстрее, часто имеют высокий риск осложнений. Поэтому пациентам с АМЛ более 4 см в наибольшем измерении целесообразно предлагать удаление опухоли, а при более мелких опухолях рекомендуется динамическое наблюдение. При планировании операции предпочтение должно отдаваться органосохраняющему подходу.

    Клиническая картина

    Локализация опухоли в забрюшинном пространстве, малодоступном для пальпации и способном вместить большой объем тканей, приводит к тому, что симптомы, связанные с местным ростом опухоли, возникают, когда опухоль достигает больших размеров.

    До появления методик визуализации в медицине диагноз ПКР можно было заподозрить на основании классической триады симптомов:

  • боль в пояснице,
  • макрогематурия,
  • наличие пальпируемой опухоли.
  • Все эти симптомы говорят о запущенной стадии ПКР и сегодня встречаются редко. Чаще определяются отдельные симптомы, составляющие классическую триаду. Большинство опухолей в настоящее время выявляются случайно при ультразвуковом исследовании, выполняемом, как правило, по поводу неспецифических жалоб. Все признаки ПКР можно разделить на симптомы, связанные с местным ростом, метастатическим поражением, и паранеопластические. Наиболее часто наблюдается макрогематурия, которая может появиться на фоне полного благополучия.

    Механизм гематурии связан с прорастанием опухоли в полостную систему почки и деструкцией сосудов. Нередко вслед за гематурией в области почки возникают острые боли, обусловленные обтурацией мочеточника кровяными сгустками, которые исчезают после отхождения с мочой червеобразных сгустков крови. Такое проявление болезни в виде гематурии, осложнившейся почечной коликой, позволяет установить, с какой стороны поражена почка.

    Характерными особенностями гематурии при почечно-клеточном раке являются:

  • внезапное начало,
  • профузность,
  • интермиттирующий характер,
  • нередко безболевое течение,
  • наличие сгустков (чаще всего червеобразной формы),
  • появление резкого болевого синдрома после гематурии.
  • Боль в поясничной области является вторым по частоте классическим симптомом рака почки. Боль может носить тупой характер, что связано с растяжением фиброзной капсулы почки или сдавлением опухолью нервных поясничных сплетений. Острые боли в пояснице по типу почечной колики, как правило, связаны с кровотечением в почечную лоханку и образованием сгустков, препятствующих оттоку мочи. Следует отметить, что при мочекаменной болезни макрогематурия может наблюдаться после начала болей, при опухолях почки макрогематурия обычно предшествует почечной колике. Наиболее редким и самым поздним симптомом из классической триады является пальпируемая опухоль, что также характерно для распространенного опухолевого процесса. Местный рост опухоли, приводящий к сдавлению яичковой вены, либо поражение почечной вены опухолевым тромбом могут приводить к развитию варикоцеле на стороне поражения. Поражение НПВ опухолевым тромбом способствует отекам на нижних конечностях, однако такое бывает редко, поскольку, как правило, успевает развиться коллатеральный отток крови.

    Нередко рак почки выявляют у больных, обращающихся за помощью по поводу симптомов, связанных с развитием метастазов. Так, при массивном поражении забрюшинных лимфоузлов может наблюдаться лимфостаз на нижних конечностях. У больных ПКР отмечается увеличение надключичных лимфоузлов, боли в костях, патологические переломы, неврологические нарушения при поражении головного мозга.

    ПКР отличает высокая частота развития разнообразных па- ранеопластических синдромов, что дало основание назвать рак почки «терапевтической опухолью». Опухоли почки могут вырабатывать в больших количествах ренин, эритропоэтин, 1,25 дигидроксихолекальцитриол (витамин D3), простагландины, хорионический гонадотропин, инсулин, разнообразные цитокины и другие вещества, способные приводить к таким явлениям, как гиперкальциемия, гипертермия, эритроцитоз, гипертензия, анемия, кахексия, нейропатия, ускорение СОЭ, коагулопатия и дисфункция печени, не связанная с ее метастатическим поражением (синдром Стауффера). Все эти состояния купируются после радикального удаления опухоли. Возврат этих симптомов, как правило, говорит о рецидиве заболевания или развитии отдаленных метастазов.

    Диагностика почечно-клеточного рака (ПКР)

    В задачи обследования пациента с предполагаемым диагнозом почечно-клеточного рака (ПКР) входят рентгенологическое подтверждение диагноза рака почки, оценка распространенности опухоли и, в случае планирования оперативного лечения, оценка функции контралатеральной почки. Программа обследования включает определение ряда лабораторных показателей, использование ультразвуковых, рентгенологических и радиоизотопных методов визуализации и в редких случаях пункционную биопсию опухоли.

    Среди лабораторных показателей при обследовании пациента с ПКР наибольшее значение имеют уровень креатинина в крови, отражающий суммарную функцию почек; уровень щелочной фосфатазы, повышающийся при наличии метастазов в печени и костях скелета и уровень кальция в крови, нередко повышающийся при ПКР и обусловливающий развитие паранео- пластического синдрома, осложняющего течение заболевания.

    Большинство опухолей почки выявляются при ультразвуковом исследовании, которое является скрининговым при данной патологии. Диагноз подтверждается при компьютерной томографии брюшной полости с использованием болюсного контрастного усиления или без него. Дополнительные методы исследования (магниторезонансная томография, почечная ангиография, нижняя венакаваграфия и биопсия опухоли) используются достаточно редко по ограниченным показаниям.

    Для оценки местной распространенности опухоли, состояния регионарных лимфоузлов, венозной системы и органов брюшной полости лучше всего подходит КТ с контрастным усилением. Состояние легких оценивается при рентгенографии грудной клетки. Остеосцинтиграфия, рентгенография костей скелета, КТ головного мозга выполняются по показаниям при наличии симптомов, характерных для возможного поражения этих органов.

    Наличие функции контралатеральной почки можно определить при КТ с контрастным усилением либо для этой цели используются экскреторная урография или радиоизотопная ренография.

    Экскреторная урография

    Экскреторная урография широко применялась для диагностики рака почки во времена, предшествующие широкому использованию УЗИ и КТ. Признаками опухоли почки являются увеличение тени почки, ее ротация и оттеснение опухолью, деформация чашечно-лоханочной системы и ампутация чашечек. Диагностическая значимость таких признаков недостаточна, поскольку они наблюдаются только при больших опухолях, а также могут встречаться и при доброкачественной патологии. Сегодня экскреторная урография имеет наибольшее значение как метод оценки функции контралатеральной почки.

    Ультразвуковое исследование (УЗИ)

    Ультразвуковое исследование (УЗИ) в настоящее время широко используется как скрининговый метод при подозрении на опухоль почки или при неспецифических болях в пояснице. Преимуществами этого метода исследования является его низкая стоимость, доступность, неинвазивность, отсутствие лучевой нагрузки. УЗИ может четко дифференцировать простую кисту почки от солидной опухоли или подозрительного образования, требующего дообследования с применением КТ. Характерными эхографическими признаками злокачественного новообразования почки являются неровность контуров опухолевого образования, пониженная эхогенность, неоднородность структуры, обусловленная наличием кистозных участков и обызвествлений. Зачастую при больших размерах опухоли в ее центре обнаруживается гипоэхогенная область, являющаяся зоной некроза. Кистозные опухоли могут иметь толстые стенки неправильной формы и эхоплотные узлы различного размера в стенках кисты. Считается, что УЗИ менее надежный метод исследования, чем КТ, поскольку визуализация опухоли может быть затруднена из-за экранирования ее ребрами или у тучных больных, забрюшинные лимфоузлы которых часто плохо визуализируются из-за газа, содержащегося в кишечнике. Кроме того, результаты исследования в существенной степени зависят от квалификации врача, выполняющего УЗИ. При УЗИ хорошо визуализируется нижняя полая вена и правые отделы сердца, что дает возможность достоверно определять верхнюю границу опухолевого тромба при ПКР.

    Компьютерная томография (КТ)

    Компьютерная томография (КТ) в настоящее время является методом выбора при диагностике и стадировании ПКР. КТ позволяет дифференцировать рак почки и ангиомиолипому на основании обнаружения участков жировой плотности в опухоли. Использование болюсного введения контрастного вещества помогает дифференцировать рак почки и сложные кисты. Кроме того, КТ позволяет оценивать состояние забрюшинных лимфоузлов, почечных и нижней полой вен, печени, надпочечников, легких и средостения. При нативном, безконтрастном исследовании опухоли визуализируются как объемное образование солидной плотности с неоднородной структурой и участками жидкостной плотности (распад) и кальцинатами в центре опухоли. Оценка объемного образования при КТ, как правило, требует введения контрастного вещества. После нативного сканирования и определения зоны внутривенно вводят 100-150 мл йодистого контрастного вещества со скоростью 3 мл/с, после чего повторяют исследование. При этом отмечается усиление изображения вначале коркового слоя почки, затем мозгового и наконец заполнение контрастом чашечнолоханочной системы почки. Болюсное контрастное усиление приводит к неоднородному усилению изображения солидных опухолей почки и более четкому их отграничению от окружающей паренхимы почки, что считается патогномоничным признаком для эпителиальных опухолей почки. Принимая во внимание редкость доброкачественных опухолей и отсутствие четких критериев их дифференцирования от рака, все солидные объемные образования почки, чья плотность после внутривенного введения контрастного вещества увеличивается, должны считаться раком почки, если не доказано обратное после морфологической верификации.

    Использование спиральной КТ дало возможность получать более четкое изображение опухоли. Этот метод позволяет выполнить исследование за короткое время и избежать дыхательных движений во время сканирования. Современные компьютерные программы дают возможность выполнить трехмерную реконструкцию изображения, что способствует лучшему планированию хода резекции почки.

    Магниторезонансная томография (МРТ)

    Магниторезонансная томография (МРТ) также может применяться для диагностики и стадирования опухолей почек. С появлением контрастных веществ для МРТ это исследование стало примерно соответствовать КТ по диагностическим возможностям. МРТ дает лучшее изображение опухолевого тромба в почечной и нижней полой венах. МРТ с контрастированием может применяться у пациентов с аллергией на йодистое контрастное вещество или с почечной недостаточностью, при которой введение йодистого контраста противопоказано. Тем не менее МРТ более дорогой, сложный и длительный метод исследования, что ограничивает его применение у больных раком почки.

    Почечная ангиография

    Почечная ангиография в настоящее время используется редко. До эпохи широкого развития КТ ангиография была одним из основных методов диагностики ПКР. Классическими признаками ПКР служили гиперваскулярный характер опухоли, большое количество мелких извитых сосудов и артериовенозных шунтов. В настоящее время спиральная КТ с болюсным введением контраста позволяет избежать этого инвазивного исследования, поскольку дает возможность получить трехмерную реконструкцию сосудов почки в артериальную фазу.

    Чрескожная биопсия

    Чрескожная биопсия опухоли под контролем УЗИ или КТ также применяется достаточно редко. Хотя биопсия почки редко осложняется кровотечением или рассеиванием опухоли, эта процедура не может использоваться для дифференцировки злокачественных и доброкачественных опухолей почки из-за большого количества ложноотрицательных результатов при ПКР. Показанием к аспирационной биопсии образования почки в настоящее время является подозрение на абсцесс или инфицированную кисту почки. Трепан-биопсия выполняется в случаях дифференциальной диагностики рака почки с метастатическими опухолями или лимфомой почки.

    Источник: http://dyagnoz.ru/pochechno-kletochnyj-rak

    Схожие статьи:

    • Капельница от камней в почках Камни в почках и другие неприятности (Статья из журнала "Homeopathy Today" Национального Центра Гомеопатии, США. Декабрь, 2003 г. выпуск 23, №11, стр. 20-21) Франсис Тройхерц, зарегистрирован обществом гомеопатов, имеет сертификат по гомеопатии Однажды в марте 2002 года я был дома с моими двумя сыновьями […]
    • Киста выходящая за пределы почки #1 Marisa Отправлено 11 Сентябрь 2006 - 12:41 Здравствуйте ув.ДОКТОР!Около 3 лет назад обнаружены кисты почек.За три года левая немного увеличилась(на 8мм).Последние данные УЗИ:правая почка: 93*42,множество эховкл. до 3,2мм,в верхнем полюсе киста 33*25мм выходящая за пределы почки,с ровными […]
    • Киста в почке от 11мм #1 Marisa Отправлено 11 Сентябрь 2006 - 12:41 Здравствуйте ув.ДОКТОР!Около 3 лет назад обнаружены кисты почек.За три года левая немного увеличилась(на 8мм).Последние данные УЗИ:правая почка: 93*42,множество эховкл. до 3,2мм,в верхнем полюсе киста 33*25мм выходящая за пределы почки,с ровными […]
    • Камни в почках выведение пивом Камни мочевой кислоты могут быть растворены с помощью специальных лекарств. Аллопуринол снижает концентрацию мочевой кислоты в крови. Бесконтактный метод разрушения камней в почках При бесконтактном методе выведения камней из почек применяется экстракорпоральная ударно-волновая литотрипсия, т.е. камни […]
    • Триада симптомов рака почки Рак почки Рак почки составляет 2-3% от всех онкологических заболеваний, а во взрослой урологии занимает 3-е место после рака простаты и рака мочевого пузыря. Преимущественно рак почки выявляется у пациентов 40-60 лет, при этом у мужчин статистически в 2-3 раза чаще, чем у женщин. Согласно современным […]
    • Симптомы рака левой почки Рак почки Рак почки Рак почки составляет 2-3% от всех онкологических заболеваний, а во взрослой урологии занимает 3-е место после рака простаты и рака мочевого пузыря. Преимущественно рак почки выявляется у пациентов 40-60 лет, при этом у мужчин статистически в 2-3 раза чаще, чем у женщин. Согласно […]
    • Симптомы мочекаменной болезни у детей Симптомы и лечение мочекаменной болезни у детей Оставьте комментарий 1,045 Что это такое? Хроническое заболевание, которое сопровождается появлением в мочевыводящих путях, почечных лоханках или в мочевом пузыре ребенка камней (конкрементов), состоящих из органических соединений и солей, входящих в состав […]
    • Рак почек профилактика Рак почки Рак почки составляет 2-3% от всех онкологических заболеваний, а во взрослой урологии занимает 3-е место после рака простаты и рака мочевого пузыря. Преимущественно рак почки выявляется у пациентов 40-60 лет, при этом у мужчин статистически в 2-3 раза чаще, чем у женщин. Согласно современным […]